Интересная история: три архитектора Павловской больницы

Справочная стационара

+7 495 952-67-73
Вызов на дом
+7 495 954-08-01
+7 495 958-01-81
Платные услуги
+7 499 426-18-87
+7 499 397-00-57
Поликлиника
+7 495 952-89-33
КДО
+7 495 955-65-72
+7 495 955-65-53
+7 495 958-58-91
Приёмное отделение
+7 495 955-64-52
+7 495 958-01-81
Обратный звонок

Интересная история: три архитектора Павловской больницы

В понедельник весь мир отметит День архитектора, а мы накануне праздника вспоминаем связанную с этим днём интересную историю о нашей первой в России гражданской больнице. История объединяет её с именами троих великих зодчих: Василия Баженова, Матвея Казакова и Джованни Жилярди.

В далёком 1784 году Павловская больница сильно пострадала от пожара. Было решено построить большой, хорошо оборудованный каменный корпус на 70 человек с церковью и аптекой, жилыми помещениями для врачей. Цесаревич Павел поручил выполнение проекта хорошо ему известному архитектору Баженову. Василий Иванович подготовил пять вариантов застройки павловской больницы.

Однако, архитектурному ансамблю было суждено остаться только на бумаге в виде чертежей. Вначале смета была признана «очень дорогою» и была отложена до момента «сыскания нужного числа денег». А затем и вовсе «затерялась». Это объясняется отчасти немилостью Екатерины II к зодчему за тесные связи с масонами. Императрица считала, что его взгляды имеют дурное влияние на цесаревича Павла.

В итоге на месте сгоревших корпусов появились временные деревянные постройки. А к строительству «каменных строений» вернулись лишь в 1802 году. На этот раз подготовить проект поручили Матвею Казакову.

В то время Казаков, говоря современным языком, считался ведущим архитектором. Именно им был создан образ практически всей «допожарной» Москвы. Павловская больница стала его последним архитектурным творением и одновременно строительством, принесшим немало бед. Зодчего обвинили в растрате денег и Сенат запретил ему заниматься казёнными строениями.

Так архитектурный надзор поступил в ведение известного мастера Джованни Батиста Жилярди. Он не стал поправлять проект Матвея Казакова и в точности следовал его замыслу, считая, что не вправе вмешиваться в творение великого зодчего.

В первоначальном виде главный корпус больницы, венчающий её архитектурный ансамбль, дошёл и до наших дней.

Интересная история: три архитектора Павловской больницы